Закрыть

NFT и проблема отмывания денег

В закладки
Аудио
Эксперт
Алёна Инжеева
Редактор портала Blockchain24.pro, начинающий трейдер
Подробнее об эксперте
NFT и проблема отмывания денег
Содержание

В 2021 году невзаимозаменяемые токены (NFT) стали одной из самых горячих тем в криптовалютной индустрии. Мировые издания посвящают этим активам первые полосы, в них инвестируют звезды спорта и даже школьники зарабатывают на их продаже сотни тысяч долларов. Однако сегодня традиционные художники разделились на два лагеря: одни видят в NFT новое перспективное направление, другие называют сегмент «обителем жуликов и мошенников».

Проблемы сферы NFT

Многие эксперты небезосновательно считают, что технология NFT может усугубить существующие проблемы индустрии искусства, которую давно уже называют «идеальной площадкой для отмывания денег»:

  • Огромные обороты и традиционный уклад индустрии торговли произведениями искусства делают ее привлекательной для преступников, желающих легализовать незаконный доход;
  • Регулирование в этой сфере становится все жестче, поэтому отмыватели ищут новые инструменты для реализации своих схем. Одним из таких инструментов могут стать NFT;
  • Сегмент невзаимозаменяемых токенов остается «Диким Западом» — серой зоной, в которой очень легко очистить денежные средства. Он «обречен» на регулирование, и надзорные органы уже обратили на него внимание.

Мы также спросили у экспертов, каковы главные проблемы в отрасли NFT существуют на сегодняшний день.

Аарон Хомский, руководитель инвестиционного департамента ICB Fund, отметил, что основные риски, связанные с NFT, лежат в плоскости технологий и регулирования. Несмотря на появление альтернатив в виде Binance Smart Chain, WAX, Flow, Polygon, Solana, большая часть сделок по-прежнему заключается на блокчейне Ethereum, ограничения которого в виде низкой пропускной способности и крайне обременительных транзакционных комиссий всем известны. Это способствовало активному развитию конкурирующих решений, в том числе второго уровня, появление функции «отложенного минтинга» с переносом оплаты газа на покупателя. Еще один риск, по словам эксперта, заключается в использовании централизованных решений для хранения лежащего в основе NFT контента. Это ограничение можно обойти за счет использования децентрализованного хостинга на базе Filecoin и Arweave (но и это не панацея при определенных обстоятельствах). Сохранение правовой неопределенности может привести к проблемам в будущем даже добропорядочных покупателей, которых могут обвинить как соучастников схемы по уклонению от уплаты налогов или отмыванию денег или если речь идет о создателях так называемых дробных NFT и индексных корзинах невзаимозаменяемых токенов – в нарушении законодательства США о ценных бумагах (в SEC отмечали, что может появиться такая трактовка именно к этому типу токенов). Нет ясности и в вопросе приобретаемых вместе с покупкой NFT прав, поскольку в законодательстве еще не нашло отражение регулирование этого вида цифровых активов, в частности по поводу соблюдения авторских прав. Сейчас известны случаи выпуска NFT на не принадлежащие их создателям объекты интеллектуальных прав, также встречаются фейки и факты мошенничества.  

Дмитрий Носков, эксперт криптобиржи StormGain, высказал свое мнение на этот счет:

“Это проблемы, характерные для всех криптовалют в целом: неэкологичность и явный вред для окружающей среды из-за большого количества электроэнергии, потребляемой майнерами для производства криптовалюты. Еще один аспект – много хайпа по поводу этой темы. Именно на хайпе рынок NFT показал взрывной рост, а потом также стремительно обвалился. Это показало, что на рынке много спекулянтов, а не серьезных инвесторов. Также одна из основных проблем – высокая сложность проведения транзакций и оплаты сделок.”

Владимир Повшенко, главный редактор журнала «Российское фото» и создатель проекта TeraPix.Art, выделил следующие проблемы отрасли NFT:

  • Отсутствие нормальной кроссплатформенности;
  • Большой объем шальных денег и хайповость рынка.;
  • Отношение к NFT у большинства «инвесторов», как к лотерее (easy money).

Георгий Рахаев, адвокат компании Trusty Consulting, поделился своими мыслями по этому поводу:

“Если брать отрасль в целом - то ее проблемы заключаются в большом хайпе при минимальном понимании самого явления. Как пример, могу описать схему “заработка” на NFT, которую несколько раз наблюдал за последние месяцы на ряде маркетплейсов: на блокчейне с низкой комиссией за транзакцию (как правило, TRC или BSC) создается NFT с начальной ценой в несколько долларов и выставляется на продажу. Следующим шагом с другого кошелька того же лица этот NFT покупается за бОльшую сумму. Потом, в течение нескольких дней или недель, указанная процедура повторяется несколько раз, каждый раз повышая цену этого NFT. По мере роста цены, срок нахождения NFT в свободной продаже (до момента следующей перекупки NFT очередным аккаунтом создателя) увеличивается, позволяя ее приобрести любому желающему. Думаю, не стоит объяснять, что реальный покупатель вряд ли сможет ее дальше перепродать хотя бы за те же деньги, что потратил на ее приобретение.

Данное явление свойственно молодой сфере, где ориентиром ценности является лишь история перепродаж в блокчейне без понимания того, что это за объект и в чем его ценность. Не будучи искусствоведом или даже лицом, разделяющим современные тренды в искусстве, могу сказать, что ценность ряда произведений в формате NFT основана, в первую очередь, на том, что это некая новинка.”

Эксперт также отметил, что по мнению многих специалистов, именно изображения в NFT являются наиболее хайповым и наименее экономически обоснованным рынком.

Обходят стороной ту же возможность использования NFT для закрепления прав на объекты промышленной интеллектуальной собственности, меньше применяют потенциал этой отрасли и для иных, более серьезных в сравнении с картинками, сфер. И это несмотря на ее большой потенциал и возможности как начиная от сферы акционерного участия, так и вплоть до закрепления прав на объекты недвижимости.

Кирилл Степаненко, руководитель маркетинговых операций в России и странах СНГ компании MEXC Global, так ответил на поставленный вопрос:

“Сегодня отрасль NFT растет огромными темпами, и вопросов в ней пока больше, чем ответов. Можно углубится в технические аспекты и искать проблемы непосредственно в смарт-контрактах и технологиях, но главный вопрос: действительно ли NFT останется с нами надолго? Сможет ли "цифровое" искусство поглотить часть традиционного?”

Владислав Акельев, директор по развитию ECOS, платформы для инвестиций в криптовалюты, в свою очередь считает, что одной из главных проблем NFT-отрасли являются отсутствие различий между оригиналом и копией цифрового произведения. Из-за этого некоторые мошенники могут токенизировать чужую работу и получить прибыль автора. По словам эксперта, сложно объективно оценить стоимость произведения, но с этим часто сталкивается и рынок традиционного искусства. Низкая ликвидность ― еще один минус NFT-отрасли. Высокий спрос наблюдается только на популярные работы. 

Аналитик Азиз Кенжаев придерживается своей позиции на этот счет:

“Наверное, главной проблемой NFT, как и любого новшества, является ее неприятие и скептицизм. Действительно, NFT в некоторых их проявлениях непонятны, например, цифровое изображение на стену не повесишь, не потрогаешь и так далее, в отличие от физического объекта искусства. На счет не потрогаешь, я соглашусь, но сейчас много вариантов цифровых альбомов/рамок, в который можно этот NFT загрузить. Тем более, что есть множество площадок, которые вместе с NFT продают и реальную физическую копию предмета искусства, в этом случае NFT служит в качестве доказательства/свидетельства владения этим предметом. Остается лишь проблема с высокими комиссиями за транзакции в сети Ethereum, но есть много альтернатив, например EOS, да и Ethereum скоро ждет обновление.”

NFT и мошенническая деятельность

Есть мнение, что сейчас NFT - это просто способ для богатых провести незаконно полученные деньги через простой удобный канал, который делает их легальными. Зачастую, именно субъективность искусства позволяет легко отмывать деньги через NFT. Один человек может посмотреть на изображение и не увидеть в нем ничего красивого, когда другой может сказать, что это самое прекрасное произведение из когда-либо созданных. Следовательно, он готов заплатить за него большие деньги и никто не может оспорить его действия. Такая же логика применима и к миру физического искусства, который давно известен тем, что широко используется как прикрытие для отмывания денег. NFT-токены в этом случае лишь новыый инструмент для мошенников.

Так как сферу NFT давно уже называют «идеальной площадкой для отмывания денег», мы спросили у экспертов, почему мошенники облюбовали именно индустрию цифрового искусства.

Аарон Хомский сделал акцент на том, что для преступников, как и для тех, кто творчески подходит к занижению налогооблагаемой базы, NFT – идеальный вариант. К этому виду цифровых активов мировые регуляторы, в том числе наднациональная FATF, лишь с недавних пор начали присматриваться и пока еще не до конца понимают их суть, что создает широкое поле для маневров. Рынок NFT фрагментирован, формирующие блокчейн-аналитику фирмы еще не смогли отточить свои инструменты для выявления неправомерных практик, по сути, непрозрачными для регуляторов остаются NFT-маркетплейсы. Но в будущем ситуация неизбежно будет меняться в сторону большей прозрачности и подконтрольности финансовым властям, которых едва ли устроит сценарий, при котором использование NFT в обозначенных целях станет мейнстримом. Задействование в схемах произведений искусства объясняется широким диапазоном возможных оценок того или иного объекта. В случае формирующегося рынка NFT это сделать еще затруднительнее, поскольку оценочная стоимость может иметь еще меньше общего с реальной ценностью.

Владимир Повшенко так высказался по этому поводу: 

“Начать надо с того, что на рынке искусства (особенно современного) точно такая же проблема. Доля произведений искусства в NFT - несколько процентов. Основные продажи - это коллекционные вещи, которые просто меняют владельцев. Купить официально NFT за $50-500 и продать его неизвестному кошельку за $1-5 млн. - что может быть прекраснее?”

Георгий Рахаев считает, что рост популярности NFT в качестве средства отмывания средств связан, в первую очередь, с переходом механизмов обхода ограничений и санкций в онлайн. Поэтому рассмотрение явления отмывания денег через NFT в отрыве от его “оффлайн-коллеги” затруднено. С этим в целом согласен и Кэт Граффэм, профессор факультета искусства и дизайна Университета Ласелла, который многие свои исследования посвятил данной проблематике. Еще летом 2020 года The Wall Street Journal опубликовал свое расследование о причастности нескольких российских лиц из санкционных списков США к обходу санкций путем приобретения предметов искусства через аукцион Sotheby’s. Несмотря на то, что обход санкций и отмывание не являются одним и тем же, используемые механизмы обхода регулирования здесь схожие.

При этом эксперт отметил, что предметы искусства, к которым отнесены и NFT, сложно поддаются четкой оценке и имеют большой разброс возможной цены, что затрудняет обобщенный анализ обоснованности стоимости тех или иных объектов. Так, среди факторов определения цены могут быть:

  1. Автор произведения;
  2. Редкость или уникальность произведения;
  3. Предпочтения конкретного коллекционера;
  4. Комплектность произведения и его роль в качестве составного элемента полной коллекции;
  5. Общественное внимание как к сфере искусства в целом, так и к конкретному произведению и пр.

Так же нельзя не заметить привлекательность NFT ввиду возможности их упрощенной передачи и обмена на иные ценности и отсутствие (полное или частичное) процедуры идентификации сторон сделки.

Дмитрий Носков имеет свое мнение на счет того, почему мошенники облюбовали именно индустрию цифрового искусства:

“Для этого есть две основные причины. Это, в частности, очень большие объемы этого рынка (порядка 70 млрд долларов, по оценка МВФ) и традиционная непрозрачность этого рынка (например, при аукционах по продаже предметов искусства часто не указывается имя собственника и т.д.): много посредников, слабое регулирование, проблемы с объективной оценкой предметов искусства.”

Владислав Акельев считает что сфера стала привлекательной для мошенников по причине сложности оценки произведений. Более того, по словам эксперта, подобное происходило раньше с традиционным искусством. Можно было отправить человеку картину с объявленной стоимостью 100$, а позже он продавал ее за $1000000. Еще одной причиной является отсутствие какого-либо регулирования недавно появившейся сферы. Сделки происходят между анонимами (которыми может быть один и тот же человек) по цене, которая может вырасти или упасть на тысячу процентов за одну минуту.

Азиз Кенжаев так ответил на поставленный вопрос: 

“Все довольно просто. На сегодняшний день, каждый может создать свой токен, будь он в качестве NFT или токен привязанный просто к имени или ни к чему не привязанный. Токен имеет свой адрес, и он построен на определенном блокчейне, всего-то и нужно купить его и перечислить средства. Теперь посмотрите на это с другой стороны, отмывания денег, по-факту человек покупает на маркетплейсе NFT, платит за него довольно большую сумму, а за что он фактически заплатил остается загадкой, а получает он искусство в виде NFT. Такой ход с малой вероятностью “прокатит” с физическими активами, например без привлечения внимания не получится купить и продать на eBay картинку за $10 млн, плюс налоги и все данные доступные.”

Кирилл Степаненко в свою очередь отметил, что известные блокчейн-эксперты отмечают, что NFT способно облегчить отмывание денег и уклонение от уплаты налогов. Рост площадок по торговле объектами искусства в NFT способствует таким возможностям все новыми методами. Главная причина проблем - невозможность объективной оценки ориентировочной стоимости. Говоря простыми словами, "искусствоведы" от мира NFT еще просто не появились.

Отмывание денег через сферу NFT

О том, как конкретно осуществляется процесс отмывания денег через NFT, читателям нашего журнала рассказали эксперты. 

Георгий Рахаев подробно описал, как это происходит:

“Опишу самую примитивную и простую схему работы преступников, она уже устаревает и против нее есть механизмы расследования, но все же именно она в том или ином виде лежит в основе большинства подобных методов отмывания через NFT. 

Допустим, злоумышленник в результате преступления получил сумму в размере 100 ETH, но по всем системам аналитики блокчейна эти средства размечены как криминальные. При поступлении таких средств на централизованную биржу они будут заблокированы и изъяты. Этот вариант отпадает. 

А как насчет децентрализованных площадок с возможностью приобретения NFT за криптовалюты в автоматическом режиме? Тут для абстрактного злоумышленника более благоприятная ситуация: процедура KYC или формальная или вовсе отсутствует, блокировка средств невозможна ввиду совершения транзакции напрямую за счет автоматического исполнения смарт-контракта. Приобретая на подобной площадке NFT за, допустим, те же 100 ETH он может оплатить их какими угодно (с точки зрения чистоты) монетами эфира: смарт-контракт любое поступление нужной суммы рассмотрит в качестве надлежащего исполнения и передаст NFT злоумышленнику. По этой причине продавец данного NFT фактически не может предотвратить покупку данного произведения за счет криминальных средств. В случае возникновения спорных ситуаций продавец NFT может предоставить полные подтверждения получения данных средств в результате вышеуказанной сделки.

А теперь отмотаем немного назад и допустим, что продавец NFT является тем же злоумышленником, который просто чуть ранее (или даже после) совершения преступления разместил указанное предложение о продаже совершенно обычной картинки в маркетплейсе. Тогда получается, что преступник получил средства уже не в результате совершения преступления, а в результате продажи NFT.”

Эксперт также отметил, что эта схема эта уже устарела потому, что ее грамотная реализация требует куда большего внимания к мелочам, чем указано выше: если после хищения крупной суммы в криптовалюте на маркетплейсе с минимальными AML/KYC процедурами создается аккаунт с единственным произведением в формате NFT и ценой за него крайне близкой к сумму похищенного - то такое обоснование вряд ли сможет кого-то убедить в законности действий и порядочности продавца NFT. Совершенно другое дело, когда известный автор с десятками и сотнями произведений, продаваемых несколько месяцев или лет и внушительным средним чеком вдруг впервые продает свое произведение лицу, которое оплачивает его “грязными” монетами. Но даже тут могут возникнуть вопросы: неужели злоумышленник похитил средства только для того, чтобы приобрести на них желанную NFT? Сомнительно. Именно поэтому применяются комбинированные способы отмывания, включающие разного рода DEX, NFT, миксеры, кросс-блокчейновые переводы и иные формы обмена с целью сокрытия преступного характера происхождения средств. Эффективная борьба с этим явлением достойна отдельного внимания. 

Дмитрий Носков также рассказал, как происходит процесс отмывания денег через NFT:

“Человек с большими налоговыми обязательствами покупает токен NFT и затем перепродает его третьему лицу по существенно более низкой цене. Получая убыток, он в результате освобождается от высоких налогов.”

Аарон Хомский в свою очередь пояснил, что NFT в отмывании денег служит тем инструментом, который позволяет легализовать незаконным образом полученные доходы. Злоумышленник может приобрести тот или иной невзаимозаменяемый токен, а впоследствии его продать с некоторым дисконтом, получив таким образом уже «чистые» деньги. Риском в данном случае является псевдоанонимность блокчейна, которая позволяет связать данные блокчейна с данными из реального мира и идентифицировать участника схемы. В то же время никто не мешает ее усложнить, добавив в нее множество итераций и задействовать миксеры, а также DEX.

Азиз Кенжаев высказал свои предположения на этот счет:

“Не хочу показаться противником NFT, деньги отмывали и отмывают и без этого, но процесс довольно понятный. Выпускается токен, закрепляется NFT, затем этот NFT покупается и перепродается, желательно несколько раз, чтобы сложнее всего можно было отследить. Хотя сейчас службы безопасности маркетплейсов работают над верификацией пользователей для исключения использования NFT в незаконных целях.”

Владимир Повшенко считает, что самые простые способы – привлечение анонимных кошельков к продажам белых NFT, а также использование раздутого NFT в качестве залога для получения средств на defi-площадках.

Владислав Акельев так описал процесс отмывания денег через NFT:

“Допустим, вы получили нелегальный доход. Чтобы задекларировать его, вы можете создать NFT за 100$ и купить его у себя же с помощью анонимного крипто-кошелька за $10000.“

Кирилл Степаненко в свою очередь отметил, что "традиционное" искусство веками использовалось в качестве средства для "обеления" незаконных финансовых потоков. Сегодня, покупка NFT-работ с использованием "незаконных" активов — это простой способ переводить средства, заявляя, что они были использованы для покупки произведений искусства, и при этом избегать, например налогообложения.

Пути решения проблемы

Намечающаяся тенденция может привести к очень большим сложностям в отрасли и утрате доверия комьюнити к сфере цифрового искусства. Мы также спросили у экспертов, есть ли пути решения этой проблемы, а также не приведут ли принятые меры к ужесточению регулирования сферы NFT.

Аарон Хомский, руководитель инвестиционного департамента ICB Fund, уверен, что ужесточение регулирования неизбежно. В последнем докладе FATF продолжила работать над созданием стандартов в отношении NFT. В частности, те из них, которые применяются как предметы коллекционирования, не признаются виртуальными активами. В остальных случаях Группа рекомендовала обязать маркетплейсы и другие организации, связанные с NFT, проводить верификацию клиентов и мониторить соблюдение AML/CFT-законодательства. Как показывает практика, страны не торопятся с имплементацией стандартов FATF, а в некоторых случаях их и вовсе игнорируют. Но в случае с NFT – ждать этого не приходится. Правительства подавляющего большинства стран в криптовалютах видят угрозу утраты части своего суверенитета. Даже в наиболее крипто-дружелюбных юрисдикциях соблюдение стандартов FATF – это основа основ.

Владимир Повшенко, главный редактор журнала «Российское фото» и создатель проекта TeraPix.Art, согласен с мнением предыдущего эксперта:

“Регулирование нужно: запрет на покупку анонимными кошельками, либо проверки этих кошельков на связь с запрещенными секторами криптоиндустрии существенно бы снизил количество сомнительных транзакций и ускорил бы органический рост рынка NFT.”

Дмитрий Носков, эксперт криптобиржи StormGain, в свою очередь считает, что правоохранительные органы могут заподозрить попытку отмывания денег, если на рынке появляется товар с явно завышенной или заниженной ценой. Но сделать это с NFT довольно сложно, так как у них пока нет четких критериев оценки. Вероятно, выработка таких критериев могла бы помочь решить проблему. В конечном итоге все это, конечно, приведет к ужесточению контроля за этим рынком и его регулированием.

Аналитик Азиз Кенжаев высказал свою позицию по этому поводу: 

“Однозначно, в скором времени вся крипто-индустрия подвергнется жесткому регулированию, вопрос времени, сфера NFT не исключения. Путями решения будет являться возможность отслеживание каждого аукциона, транзакции, то есть каждый пользователь покупатель/продавец должен будет как минимум пройти верификацию KYC.”

Георгий Рахаев, адвокат компании Trusty Consulting, отметил, что, как было указано выше, сама процедура отмывания средств через NFT весьма заметная и не в достаточной мере эффективная сейчас в качестве самостоятельной процедуры. Выпущенные в октябре 2021 года уточнения рекомендаций ФАТФ ужесточают регулирование выпуска смарт-контрактов в целом, но до практического применения данных рекомендаций еще пройдет какое-то время. Вместе с тем, по словам эксперта, не заметить давление регуляторов в целом на сферу, сложно. 

Невозможность блокировки средств в смарт-контрактах по продаже NFT сейчас рассматривается регуляторами как комплексная проблема всего регулирования смарт-контрактов. Техническая реализация этого пока что в стадии апробации и будет внедрена в ближайшем будущем в виде отдельного блокчейн-оракула, который будет проверять поступающие в СК средства на предмет их чистоты.

Владислав Акельев, директор по развитию ECOS, платформы для инвестиций в криптовалюты, так ответил на поставленный вопрос:

“Решить проблемы отмывания денег через NFT можно, более того, должны быть законы, защищающие покупателя и продавца NFT. Также необходимо отслеживать и отмывание денег, так как это делается для избежания налогов, которые идут на государственные нужды. Таким образом мошенники опосредованно воруют средства у своих соотечественников.”

Кирилл Степаненко, руководитель маркетинговых операций в России и странах СНГ компании MEXC Global, отметил, что как и на традиционном рынке - появления экспертных сообществ - искусствоведов, оценщиков, коллекционеров, а также надзор со стороны площадок позволит уменьшить риски. По словам эксперта, ужесточение, безусловно, будет наиболее благоприятно для развития экосистемы NFT в будущем.

Предыдущая статья Понравилась статья? 0 Следующая статья
Комментарии: 0
Оставить комментарий
Сервис подписки в данный момент находится в завершающей стадии разработки. Регулярная отправка новостных материалов на Ваш email начнется в ближайшее время. Повторная подписка не потребуется.
Добавить еще