Закрыть

О лицензировании криптовалютного бизнеса с Дмитрием Кучерюком, основателем и генеральным директором компании Eltoma Legal & Corporate Services

В закладки
Аудио
Берёт интервью Алёна Инжеева

Редактор портала Blockchain24.pro. Начинающий трейдер. Инвестирует в цифровые активы. Изучает функции криптовалют и блокчейн-технологии.

Даёт интервью Дмитрий Кучерюк

Основатель и генеральный директор компании Eltoma Legal & Corporate Services.

О лицензировании криптовалютного бизнеса с Дмитрием Кучерюком, основателем и генеральным директором компании Eltoma Legal & Corporate Services

Криптобизнес — новое направление (в основном лицензируемое), которое не во всех юрисдикциях воспринимается как надлежало бы. Все сложности сводятся к тому, что это вид деятельности недостаточно урегулирован на законодательном уровне во многих странах. Но если планируете вести свой криптобизнес легально и успешно, очень важно получить лицензию на криптовалюту.

Вопросы лицензирования криптовалютного бизнеса мы обсудили с Дмитрием Кучерюком, основателем и генеральным директором компании Eltoma Legal & Corporate Services. Он является специалистом в области международного права, налогообложения и финансов, а потому дал исчерпывающие ответы на все вопросы. 

- Почему криптобизнесу важно работать легально? Какие преимущества, помимо очевидных, у такого формата работы?

- Здесь можно заметить определенный парадокс. С одной стороны, криптовалюты специально создавались для того, чтобы сохранить анонимность, с другой -  с целью увеличения капитализации рынка криптовалют.  Дело в том, что государства и их регулирующие органы стремятся подвести работу с криптовалютами к тем же правилам, которые существуют для финансовых институтов. Идея этого стремления понятна: никто не хочет оставлять данную часть финансового рынка «без присмотра» и «разрешать» ей существовать по своим законам. 

Сегодня область криптовалютных рынков достаточно популярна.  Кого привлекает этот рынок? Поскольку рост стоимости криптоактивов постоянно обновляется, туда начинают слетаться спекулянты в надежде на легкие деньги. За спекулянтами следуют простые доверчивые граждане, которые также хотят «быстро» обогатиться. Все «стремления» к получению быстрых денег создают условия для развития двух явно выраженных тенденций в работе с криптовалютами.  С одной стороны - это спекулянты на рынке, которые внутренне противятся любому регулированию, так как регулируемый рынок   ничего им не принесет, кроме неприятностей в виде необходимости декларировать и платить налоги. С другой стороны – это традиционные финансовые институты, которые уже начали активно предлагать своим розничным клиентам поучаствовать в игре с криптоактивами.

Основная проблема для первой категории заключается в том, как обналичить проданные криптоактивы. Традиционные банки категорически отказываются открывать банковские счета тем, кто играет с криптоактивами. Поэтому данная категория инвесторов в криптоактивы постоянно стремится найти обходные пути. У кого-то это получается, а у кого-то нет. Работа в «белую» на рынке криптовалют имеет свои преимущества и свои недостатки. С одной стороны, в качестве преимуществ можно выделить необходимость развития своего бизнеса на фоне активного роста интереса к криптовалютам со стороны розничных инвесторов. С другой стороны, данное преимущество уравновешивается высокой стоимостью получения лицензии и ее поддержания. Это делает данный вариант доступным только для тех, кто уже имеет определенные накопления и клиентскую базу для начала ведения бизнеса в «белую».

- Что дает наличие криптовалютой лицензии у компании в глазах клиента?

- Наличие лицензии – это в первую очередь подтверждение того, что компания, владеющая этой лицензией, соответствует минимальным требованиям, которые выдвигает финансовый регулятор на финансовых рынках. Лицензия – это своего рода гарантия того, что не будет «лохотрона», так как компания отвечает за свои действия и ее можно привлечь к возмещению материального ущерба, если такие последствия произошли по вине лицензированной компании. Кроме того, инвесторы должны понимать, что наличие лицензии не является гарантией, что они будут в постоянном «плюсе».

Хотелось бы предупредить, что деятельность на финансовых рынках по привлечению инвесторов и работы с их активами без лицензии на финансовых рынках преследуется уголовным законодательством. Вследствие этого без наличия финансовой лицензии нельзя рекламировать свои услуги по управлению активами, в том числе и криптоактивами для инвесторов. В связи с этим надо понять: для того, чтобы официально работать и продвигать себя и свой инвестиционный фонд в качестве игрока на финансовом рынке, нужно получать лицензию. Получение лицензии на финансовом рынке — это процесс, который требует финансовых ресурсов и времени.

- Как обстоят дела с легализацией криптовалютного бизнеса конкретно в России? Есть ли какие-то лазейки или обходные пути (законные, разумеется)? Или зарегистрировать компанию, так или иначе связанную с цифровыми активами, официально пока невозможно?

- 1 января 2021 года в России вступил в силу закон «О цифровых финансовых активах» (ЦФА). В Госдуме его рассматривали более 2,5 лет. Мы очень надеялись, что данный закон сможет дать ответы на все наши вопросы. Однако первая версия названного закона оказалась очень «сырой». В регулировании и по сей день сохранилась целая цепочка пробелов. Например, в законе «о ЦФА» был пропущен целый ряд терминов и понятий, которые успешно использовались в мировой практике последние пару лет. Это, конечно, сохранило неопределенность. Кроме того, за рамками закона остались многие виды деятельности, например, майнинг. Отсутствует регулирование для некоторых типов токенов и криптовалют с разным функционалом и сущностью.  Мы все ожидали с принятием закона появления единого аппарата и понятийной базы для всего рынка криптовалют в РФ, но в результате получили лишь основу по цифровизации активов, выпуска дубликатов ценных бумаг по РФ. Я уже не говорю о целом ряде противоречий в этом законе. Например, согласно определению цифровой валюты, в законе «О ЦФА», она признается средством платежа и может являться инвестицией.  При этом по ст.14, российские юридические и физические лица не имеют права принимать цифровую валюту в качестве платы за товары и услуги. Это противоречит признанию криптовалюты средством платежа и вводит ограничения на ее использование на территории РФ, снижая экономическую целесообразность ее использования. Еще один противоречивый момент связан с тем, что по новому закону судебная защита прав на цифровую валюту может быть предоставлена лишь в том случае, если она специальным образом декларировалась и с нее выплачивались налоги (п. 6 ст. 14). ФНС и Минфин пока не прокомментировали, как именно все это будет проверяться. 

Если говорить про биржи и «обменники», то закон о ЦФА вводит новый субъект российского крипторынка, понятие операторов обмена цифровыми финансовыми активами. Данное понятие по определению ближе всего именно к работе обменников и бирж. Однако в данном законе нет четкого указания на то, к каким именно обменникам относится это регулирование: российским, международным с иностранными лицензиями либо ко всем одновременно. Скорее всего, подразумеваются именно национальные обменники или официальные представительства иностранных бирж. Однако, еще раз повторюсь, четких пояснений на этот счет в законе нет. При этом есть обязанность получать лицензию Банка России для работы на территории РФ на очень жестких условиях. Например, оператором не может быть кредитная организация, компания должна действовать в рамках российского законодательства, уставной капитал и размер чистых активов операторов обмена не может быть меньше 50 миллионов рублей, руководить таким юрлицом должен коллегиальный орган, в состав которого не должны входить офшорные компании. Конечно, четкие регламенты пока не до конца прописаны, но уже сейчас видно, что решение по выдаче или отзыву лицензии будет полностью зависеть от Банка России (как и в случае с лицензированием игроков финансовых рынков). Еще раз повторюсь, законодательство по ЦФА начало формироваться в России, но оно еще очень «сырое». У нас накопилось к регуляторам очень много вопросов, которые пока «повисают» в воздухе. Совершенно очевидно, что в ближайшие несколько лет мы станем свидетелями турбулентного состояния данной отрасли в РФ.  По этой причине на сегодняшний день я бы не советовал рассматривать РФ в качестве юрисдикции для ведения криптобизнеса. Лучше выбрать другие страны, в которых рынок уже сформировался.

- Какие страны наиболее дружественны к криптовалютам на данный момент и предлагают выгодные условия получения лицензии для владельцев криптовалютного бизнеса?

- Такого понятия как «дружественные» страны для получения лицензии для работы на финансовых рынках, думаю, что нет. Есть определенные требования, предъявляемые OECD и FATF для работы на финансовых рынках при работе с криптоактивами, которые были в большей или меньшей степени трансформированы в национальное законодательство в области борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем. Именно это законодательство является доминирующим при работе с криптоактивами в данный момент. Есть страны, которые уже начали движение в сторону приравнивания криптоактивов к финансовым инструментам. Движение в этом направлении будет продолжаться еще какое-то время, пока не выработается общая политика в области криптоактивов. Ведь никто не хочет повторения ситуации с безналоговыми гаванями, когда в одних странах налоги были очень высокие, а в других – они вовсе отсутствовали. В связи с этим при более детальном изучении законодательства разных стран по финансовым рынкам можно увидеть много общего, когда в основе регулирования лежат рекомендации OECD и FATF.

Сразу же хочу отметить, что в данный момент тенденция по регулированию криптоактивов такова, что регулирование криптоактивов стараются подвести под уже существующую базу регулирования финансовых инструментов. Это и понятно: создавать отдельное регулирование только для криптоактивов было бы экономически невыгодно, поэтому немногие страны «захотят» выделять это в отдельное направление. В связи с этим получение финансовой лицензии, как правило, позволяет работать и с криптоактивами, и другими финансовыми инструментами одновременно, то есть получать какую-то особую лицензию не требуется.

- Некоторые бизнесмены, пытаясь обойти процедуру получения лицензии, регистрируют, свои компании в так называемых “офшорных зонах”. Известно, что такие страны, как правило, черном списке FATF что может создать некие проблемы при ведении и развитии бизнеса. Не могли бы вы пояснить, почему не стоит выбирать офшоры, чем это чревато и как сказывается на репутации компании?

- Ситуация с «офшорными» резко изменилась с Panama Paper. После этого последовали Paradise Paper и на прошлой неделе появились Pandora Paper. Это говорит о том, что классические безналоговые гавани стали очень токсичны. На них уже практически нельзя открыть банковский счет в традиционных банках, да и у компаний из безналоговых гаваней, у которых были банковские счета, банки начинают планомерно закрывать банковские счета. Период «дикого Запада», когда можно было совсем не платить налоги и делать «что хочешь», безвозвратно канули в прошлое. Законодатели целенаправленно «закручивают гайки» в банковской системе, сводя наличные операции к минимуму. Это сделает все финансовые потоки максимально прозрачными.

В ЕС дела обстоят еще более напряженно. Для тех, кто привык использовать «обходные» пути, 5-я Директива ЕС предполагает постоянное отслеживание операций клиентов и подачу отчетов. И если что-то «нечисто», сразу сообщается регулятору.

Наша рекомендация: не пытайтесь вернутся в прошлое, когда все было легко и дёшево. 

Начинайте менять мышление и подходы.  Поймите, что переход на низконалоговые юрисдикции (но не безналоговые!) -  это уже необходимость. Некоторые юрисдикции, такие как Гонконг и Сингапур, имеют территориальный принцип налогообложения. В связи с этим при правильном подходе можно регулировать налоговую нагрузку. Стоимость содержания компаний в низконалоговых юрисдикциях на сегодняшний день ниже, чем в безналоговых гаванях, где уже ввели обязательное экономическое присутствие, ведение бухучета и прохождение обязательного годового аудита. 

Отдельно стоит сказать и о так называемых реестрах бенефициаров и автоматическом налоговом обмене между налоговыми органами разных стран. В Интернете то и дело попадаются заявления, что, мол, «регистрируйте компанию в такой-то юрисдикции», так как там нет реестра бенефициаров и автоматического обмена информацией. Нужно понимать, что если нет реестров бенефициаров и автоматического обмена информацией, то такие юрисдикции находятся в «черных» списках и на них невозможно открыть банковский счет. По большому счету, офшорная компания нужна именно из-за банковского счета.

Могу привести конкретный пример. Буквально на днях к нам обратился «потенциальный» клиент, который занимается оказанием услуг фрахта в Европе. Так вот, его европейские партнеры ему откровенно сказали, что «больше не могут платить на компании из безналоговых гаваней». Для него это оказалось неожиданным, и сейчас «клиент» находится в поисках новой юрисдикции для своей судоходной компании. Сингапур мог бы стать для него неплохим вариантом.

- В Европе бизнес, связанный с финансовыми операциями (и с криптовалютой тоже) должен вестись в правовом поле согласно норм законодательства против отмывания доходов. Борьба с отмыванием средств — AML, ведется на международном уровне, направлена на противодействие терроризму и уклонению от уплаты налогов. Криптобизнесу, как финансовому оператору, который не хотел бы быть заподозренным в финансовых преступлениях, надлежит придерживаться процедур AML и KYC (знай своего клиента). Создают ли такие обязатеьства какие-то сложности для владельцев криптовалютных компаний, которые хотят зарегистрировать свой бизнес в этих странах? 

- В ЕС законодательством, которое регулирует борьбу и противодействие отмывания денег, полученных преступным путем, является 5-я Директива ЕС (2015/849/EU). Страны члены ЕС должны внедрить 5-ю Директиву в свое национальное законодательство. Если они этого не делают своевременно, то следуют финансовые штрафы. Хотим сразу отметить, что сейчас начинается внедрение 6-й Директивы ЕС (2018/1673/EU). Германия стала одной из первых стран в ЕС, которая начала активно внедрять новую Директиву.

Сущность 6-ой Директивы состоит в том, что Директива прописывает 22 преступления, относящиеся к отмыванию денег, полученных преступным путем, которые преследуются в уголовном порядке. Среди них уход от налогов и другие. Кроме того, под уголовную ответственность попадают и компании. 6-я Директива предполагает более тесную координацию действий компетентных органов для привлечение физических и юридических лиц к уголовной ответственности. Директива устанавливает минимальные сроки по уголовной ответственности от года до четырех лет.

Процедура «KYC» («Знай своего клиента») усложняется с каждым годом. Регулирующие органы требуют, чтобы по большинству клиентов проверка проводилась раз в год, а кроме того, контролировались трансакции, которые проводит клиент (предполагается, что, если характер заявленных и реальных трансакций отличатся, нужно выяснить причину и втайне передавать информацию об этом клиенте в компетентные органы). Основу проверки потенциального клиента на этапе принятия сводится к проверке документов и идентификации самого потенциального клиента. Кроме того, важным элементом является достаточно подробное описание происхождения денег и активов (при необходимости законодательство предполагает, что нужно запросить документальное подтверждение того, что утверждает потенциальный клиент). Проверка завершается составлением экономического профайла клиента.

Ежегодная проверка заключается в проверке того, что трансакции, которые совершает клиент, не отличаются от того, что клиент заявлял во время принятия его или ее в качестве клиента. Любое расхождение в характере и величине трансакций должно быть объяснено. Если все равно присутствуют какие-то расхождения в объяснениях или же у сервис-провайдера остаются сомнения, то сервис-провайдер обязан сообщить об этом компетентным органам, которые должны принять решение о том, расследовать данный эпизод или нет.

- Также хотелось бы уточнить, есть ли какие-то различия между легализацией бизнеса по обмену криптовалюты на фиат и криптопроекта по запуску собственного токена? Если быть точнее, выдается ли единая лицензия на ведение любого бизнеса, связанного с цифровыми активами или зарегистрировать компанию по осуществлению финансовых операций с криптой - сложнее?

- По большому счету существенных отличий нет. В принципе, различия идут по типу инвесторов (розничных или профессиональных). Если компания обслуживает розничных клиентов, то требования к такой компании намного выше, чем при обслуживании профессиональных клиентов. Это выражается, в первую очередь, в требовании иметь более высокий акционерный капитал и более сложные процедуры по управлению рисками, чтобы минимизировать потенциальные потери розничных клиентов.

Проекты по запуску токена отличаются от того, какую функцию будет выполнять токен – как средство обмена, возможность займа или инвестирование в уставный капитал компании, которая выпускает этот токен. В первом случае регулирование проще, чем во втором. Второй вариант однозначно предполагает получение лицензии, если компания самостоятельно хочет проводить выпуск токена. Если же выпуск токена проводится через лицензированного сервис провайдера, то получать лицензию не нужно. Все вопросы, связанные с регулированием, будет решать лицензированный сервис провайдер

- Какие сложности в получении лицензии могут быть у криптокомпаний? С чем чаще всего сталкиваются предприниматели и как этого избежать?

- Получение финансовой лицензии – это всегда процесс, требующий времени и денег. А кроме того, нужно еще набраться сил и терпения. На получение финансовой лицензии, как правило, уходит от 6 до 9 месяцев. Это время складывается из 3-х месяцев сбора документов, которые необходимы по клиенту (у нас еще не было ни одного случая, когда клиент смог быстро предоставить документы в столь короткий срок!) и около 6-ти месяцев работы с финансовым регулятором.

Сразу отметим, что лицензия выдается под конкретных директоров и акционеров компании. Это означает, что для получения финансовой лицензии у директоров и акционеров должен быть опыт работы не менее 5 лет на финансовых рынках и образование, необходимое для работы на финансовом рынке. Опыт работы с собственными активами в расчет не берется. Кроме того, у акционеров и директоров не должно быть проблем с законом (то есть документ об отсутствии судимости).

Получение финансовой лицензии — это всего лишь отправная точка. Для того чтобы работать на финансовом рынке, компания должна соблюдать внутренние политики и процедуры. Необходим аудитор, которой проверяет это соблюдение. Ведение бухучета и годовой аудит обязателен. В зависимости от страны и типа лицензии нужно подавать отчеты регулятору или каждый месяц, квартал, или раз в год. Для этого нужно иметь отдельного сотрудника или отдать эту функцию на аутсорсинг. Кроме того, в зависимости от лицензии, может возникнуть необходимость в отдельном сотруднике, занимающемся управлением рисков, и обязательном специалисте по противодействию отмыванию денег, полученных преступным путем. Одним словом, у компании должен быть свой офис и свой профессиональный персонал. На Кипре содержать такое «хозяйство» стоит порядка 250,000 евро в год. В других странах уровень затрат будет аналогичным. Так что, уважаемый читатель, вы видите, что «удовольствие это» дешевым явно не назовешь. Именно высокая стоимость получения лицензии, взнос в уставный капитал и взнос в страховой фонд инвесторов, а также содержание офиса и профессионального персонала, как правило, составляет основное препятствие для того, чтобы получать лицензию. Это могут позволить себе уже сформировавшие финансовые институты или же успешные бизнесмены, которые готовы  диверсифицировать свою деятельность.

- Правда ли, что лицензию на осуществление деятельности могут отозвать. Что может послужить причиной и как защититься от этого?

- Да, финансовые регуляторы достаточно часто отзывают финансовые лицензии. Причин для этого может быть несколько. Самые главные из них -  нарушение законодательства. Как выявляются такие нарушения? Как правило, через жалобы инвесторов или проверки, которые проводит регулятор на месте. Чаще всего в этом случае на компанию налагается штраф и дается какое-то время, чтобы устранить нарушения. Если через указанный срок нарушения не устранены, то регулятор приостанавливает действие лицензии или отзывает ее.

Как защититься от этого? Достаточно просто: нужно четко выполнять все предписания законодательства и регулятора. Делать это достаточно трудоемко и недешево, поскольку нужно принимать на работу конкретного специалиста, который хорошо разбирается в этом вопросе, или отдавать на аутсорсинг профессиональному сервис-провайдеру. В любом случае – готовьтесь потратиться, так как все это тоже недешево стоит.

- Есть ли какие-то условия (критерии), которым должна соответствовать фирма для получения лицензии. Или это зависит от юрисдикции конкретной страны? Может есть какие-то общие стандарты?

- Самое удивительное, что если сравнить требования для получения финансовых лицензий в Гонконге, Сингапуре, Британии и Кипре, то они будут примерно одинаковые. Мы в свое время приобрели опыт получения финансовых лицензий на Кипре. Потом перенесли этот опыт на Сингапур. Естественно, как существуют диалекты в языках, как существуют и различия в законодательстве юрисдикций. Но, поверьте мне на слово, эти различия не столь уж существенны. 

Для выбора юрисдикции нужно рассматривать вопрос в целом, включая язык, на котором нужно общаться с регулятором (мы всегда предпочитаем юрисдикции, где все общение с регулирующими органами ведется на английском языке), стоимость профессионального персонала, стоимость организации и содержания офиса, насколько легко найти местный профессиональный персонал, сложность получения рабочих виз для иностранцев, репутация юрисдикции и т.д. Да, повторюсь, немаловажным фактором является именно репутация юрисдикции. Сингапур, например, является 4-м по величине финансовым центром после Нью-Йорка, Лондона и Токио.

- Получение лицензии - довольно проблематичный и затратный процесс. Учитывая все сложности, не проще ли купить компанию с готовой лицензией в какой-нибудь стране чем пытаться зарегистрировать свой бизнес?

- Можно найти компанию с лицензией. Но процесс передачи «лицензии» все равно будет сродни получению новой. Кроме того, у такой компании может быть не очень хорошая история и репутация. Все эти моменты нужно учитывать. Помню такую историю, когда потенциальный клиент выходил на меня каждые полгода и спрашивал, есть ли компания уже с готовой лицензией. Это повторялось в течение двух лет. За это время клиент мог бы получить лицензию с «нуля». Тем не менее бывают определенные ситуации, при которых проще купить компанию с готовой лицензией, заплатив премию, если уверен на 100%, что новые директора и акционеры на 100% проходные, а кроме того, достаточный опыт и денежные средства, чтобы содержать лицензированную компанию.

- Может ли владелец криптобизнеса самостоятельно оформить лицензию или неминуемо придется прибегать к помощи специалистов? В чем конкретно может помочь посредник?

- Самостоятельно оформить лицензию можно, если вы имеете опыт получения финансовых лицензий. Если такого опыта нет, то лучше и дешевле не изобретать велосипед.

Что нужно знать и уметь для получения лицензии? Во-первых, нужно иметь опыт заполнения заявки. Вопросы там несложные, но если что-то не напишешь «не так», то пойдут десятки вопросов от регулятора, что может затянуть время получения лицензии на несколько месяцев. Во-вторых, нужен опыт работы с регулятором. Вопросы регулятора иногда кажутся очень простыми. Но нужно понимать, что стоИт за этими вопросом и что именно хочет выяснить у вас регулятор. В-третьих, нужно очень тщательно разбираться в законодательстве, регулирующем финансовые рынки. Это как законодательство по самой лицензии, так и законодательство по противодействию и отмыванию денег, полученных преступным путем. Регулируемая компания должна иметь внутренние политики и процедуры, составленные на основе этого законодательства. В-четвертых, нужно иметь наработанные связи с аудиторами, юристами и прочими провайдерами услуг, к которым нужно периодически обращаться, чтобы решить ту или иную задачу.

Мы все уже давно предпочитаем отдавать непрофильную работу на аутсорсинг. Например, вы отказались от самостоятельного ремонта своих автомобилей, предпочитая сдавать их на сервис. Это правильно, так как и автомобили стали сложнее, и время, потраченное вами на него, может образно говоря, оказаться «дороже денег». Мы, к примеру, отказались от собственного IT отдела и перешли на полный аутсорсинг. Это позволило снизить затраты на IT в 5 раз и получить более стабильную работу IT инфраструктуры.

Можно привести реальный пример, что именно нужно знать и уметь для получения финансовой лицензии на примере опыта Eltoma Legal & Corporate Services, помогавшей клиентам получать финансовые лицензии.

Первый шаг – это этап сбора документов на директоров и акционеров, чтобы понять «проходные» ли это фигуры или нет. Мы проверяем наших клиентов в базах ThomsonReuter и LexisNexis. Кроме того, директора и акционеры должны предоставить CV, в котором отображен опыт работы на финансовых рынках, а также полученное образование, справку о несудимости и объяснить источник происхождения денег. Проще всего получения лицензии, если кто-то из директоров уже имеет профессиональную лицензию работы на финансовом рынке или квалификацию CFA.

Когда мы понимаем, что можно двигаться дальше, то переходим ко второму этапу, который состоит в подготовке заявки на получение финансовой лицензии. К заявке прилагается бизнес-план, который мы составляем вместе с клиентом.

Третий этап — это подача заявки со всеми сопровождающими документам. Заявка подается от имени компании.  Это означает, что компания должна быть уже зарегистрирована. Но вносить уставный капитал не нужно до тех пор, пока не получили разрешения на выдачу лицензии. Нанимать сотрудников и офис тоже не обязательно по тем же причинам.  По времени этот этап длится примерно от 2-х до 3-х месяцев.

Четвертый этап — это ответы на вопросы регулятора, которые у него возникли после подачи заявки на получение лицензии. Этот этап может продлиться до 3-х месяцев.

Пятый этап – это выпуск регулятором разрешения на выдачу финансовой лицензии. Это еще не сама лицензия. В разрешении говорится о том, что компания должна сделать, чтобы регулятор выпустил регистрационное письмо с номером финансовой лицензии. Как правило, это требование увеличить уставный капитал, снять офис, нанять сотрудников и т.д. Как только будут выполнены все условия, регулятор выпускает финансовую лицензию и можно начинать работать. На этом этапе Eltoma Legal & Corporate Services помогает клиенту подобрать и снять офис, найти и трудоустроить квалифицированный персонал, открыть банковский счет и т. д. Кроме того, необходимо сообщить регулятору о том, что все условия для выпуска финансовой лицензии выполнены. К этому моменту времени компания заканчивает разработку для клиента внутренних политик и процедур в соответствии с требованиями законодательства той страны, где будет выдаваться лицензия.

Шестой этап – это непосредственная работа. На шестом этапе компания ведет для клиента бухучет, сопровождает годовой аудит, готовит и сдает налоговую отчетность, предоставляет услуги по проверке клиентов, подготовке и сдаче отчетов регулятору и т.д.

Предыдущая статья Понравилась статья? 0 Следующая статья
Комментарии: 0
Оставить комментарий
Сервис подписки в данный момент находится в завершающей стадии разработки. Регулярная отправка новостных материалов на Ваш email начнется в ближайшее время. Повторная подписка не потребуется.
Добавить еще