Закрыть

Закон о налогообложении криптовалют: пробелы в регулировании

В закладки
Аудио
Закон о налогообложении криптовалют: пробелы в регулировании
Содержание

Во вступившем в силу Федеральном законе от 31 июля 2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (Закон о ЦФА), юристами был обнаружен ряд недоработок и неучтенных моментов в регулировании криптовалют. Это связано с тем, что законодательство о цифровых валютах в России только проходит этап становления. Рассмотрим самые очевидные недочеты нового законодательства.

Неясность определений

В новом правовом регулировании отсутствует определение термина «цифровые финансовые активы», в связи с чем возникает неопределенность относительно сферы применения правового режима.

В проекте закона о криптовалютах от 2018 года, в статье 2 было дано следующее определение термина «цифровой финансовый актив»: цифровой финансовый актив – имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств. Тогда законодатель выделил 3 основных признака цифровых финансовых активов: имущественный характер, выраженность в электронной форме, использование криптографических средств при его создании.

Теперь четкого определения ЦВ нет, и в категорию цифровых активов могут подпадать, например, бонусы, и используемые в электронной коммерции сертификаты. За рамками понятий остался майнинг.

Эксперты Moscow Digital School:

«Тогда как от закона ожидали введения единого аппарата и понятийной правовой базы для всего криптовалютного рынка в целом, в результате он стал основой исключительно для цифровизации российских активов, выпуска цифровых дубликатов ценных бумаг по российскому праву — которые сложно выводить на международный рынок». 

Проблема правового регулирования

В документе присутствуют противоречащие друг другу нормы. Например, согласно определению, данному в законе «О ЦФА», цифровая валюта признается средством платежа и может являться инвестицией. Однако в соответствии со ст.14, российские юридические и физические лица не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые товары, услуги или в качестве оплаты иным образом. Это противоречит признанию криптовалюты средством платежа и значительно ограничивает ее использование на территории России, а также снижает экономическую целесообразность владения криптовалютой.

В Законе о ЦФА указано, в частности, что права держателей криптовалюты попадают под судебную защиту только в том случае, если криптовалюта задекларирована. Неясно, как это будет проверяться — в декларации доходы от продажи цифровой валюты могут указываться совершенно по-разному, а хранение цифровой валюты (без извлечения дохода) никогда не требовалось отдельно декларировать.

Налогообложение

Законодательное регулирование налогообложение оборота криптовалют детально не обозначено, поэтому оно строится исходя из базовых принципов гл. 23 («Налог на доходы физических лиц») НК РФ. На доходы от совершения операций распространяются общие положения по уплате НДФЛ (Письмо Минфина России от 17 мая 2018 г. № 03-04-07/33234).

Физическое лицо получает доход в момент конвертации криптовалюты в фиатные средства (традиционные валюты), и в этот момент у него возникает обязанность по определению налоговой базы и уплате налога. При этом физлицо самостоятельно несет обязанность по исчислению и уплате налога.

Биржи и обменники

В законе о цифровых финансовых дается указание на операторов обмена цифровых финансовых активов ( криптобиржи). Операторы обмена могут организовывать торговлю утилитарных цифровых прав и цифровых финансовых активов.

Существующие криптобиржи, торгующие криптовалютами, например, Bitcoin и Ethereum, не попадают под определение нового субъекта и остаются неурегулированными. Закон о ЦФА прямо допускает возможность организации на территории России площадки для обмена криптовалют.

Закон устанавливает требования «деловой репутации» к исполнительным органам информационной системы, оператора обмена ЦФА. Такие требования включают отсутствие неснятой и непогашенной судимости, отсутствие за последние несколько лет фактов привлечения к административной или уголовной ответственности в связи с банкротством, в связи с деятельностью финансовой организации, сведений о причастности лиц к экстремистской деятельности или терроризму и др.

Оператор обмена ЦФА обязан хранить информацию о сделках с ЦФА не менее 5 лет. Банк России вправе установить дополнительные требования к деятельности информационных систем и операторов обмена ЦФА, например, к операционной надежности и к предоставлению отчетности. Подобные требования могут усилить транспарентность, а также повысить безопасность.

«Однако при установлении требований должен учитываться принцип технологической нейтральности, то есть возможность использовать любые технологии безопасности, а не только те, которые разработаны или установлены государством», — отмечают юристы. 

Предыдущая статья Понравилась статья? 0 Следующая статья
Комментарии: 0
Оставить комментарий
Сервис подписки в данный момент находится в завершающей стадии разработки. Регулярная отправка новостных материалов на Ваш email начнется в ближайшее время. Повторная подписка не потребуется.
Добавить еще