Закрыть

Действительно ли CBDC могут положить конец демократии?

В закладки
Аудио
Эксперт
Алёна Инжеева
Редактор эксклюзивных материалов на сайте blockchain24.pro
Подробнее об эксперте
Содержание

Криптовалюты в последние годы являются предметом дебатов и споров на предмет их значимости и места в мировой финансовой системе. Их растущая популярность также вызывает размышления о роли цифровых валют центральных банков и необходимости внедрения этого класса активов. Хотя критики рассматривают CBDC как потенциальную угрозу стабильности денежно-кредитных систем, большинство экспертов, включая представителей самих центральных банков, признают, что технологические инновации, связанные с цифровыми валютами, могут быть полезны. 

Однако есть мнение, что цифровые валюты центральных банков дадут властям возможность полностью контролировать финансовые потоки своих граждан. Правительственные органы смогут ограничивать граждан в покупке любых услуг и товаров, а также получат большее влияние и контроль над жизнью людей. Чтобы подробнее разобраться в вопросе мы спросили у экспертов, действительно ли централизованных характер CBDC даст государству такие широкие возможности и какие меры могут быть приняты регуляторами в отношении граждан. 

Чэнь Лиминь, финансовый директор и руководитель департамента торговых операций ICB Fund, поделился своими размышлениями на этот счет:

“Если смотреть на ситуацию с точки зрения законопослушного гражданина и не видеть все через призму тотального контроля “как в Китае”, то национальные цифровые валюты необязательно приведут к ущемлению финансовых свобод. Даже в Поднебесной планируется ввести многоуровневую систему приватности, позволяя до определенных сумм не предоставлять свои идентификационные данные (цифровые наличные). Подобная опция предполагалась и в начале разработки цифрового евро, возможно ее в том или ином виде оставят. В США проблемы потенциального нарушения конфиденциальности являются значительным препятствием для продвижения цифрового доллара (из-за нежелания сравнения с Китаем). В ФРС фактически прямо говорят о том, что готовы и работают над техническим решением, однако с точки зрения регулирования мяч на стороне Конгресса.” 

При этом эксперт добавил, что серьезным ограничением для реализации всех самых страшных опасений с запуском CBDC являются вопросы монетарной политики. 

Появление национальных цифровых валют может вызвать непредсказуемые последствия для банковской системы, денежного обращения и как следствие устойчивости финансовой системы и экономики в целом. 

Ключевым аспектом является внедрение “платности” CBDC. Без этого цифровые валюты будут проигрывать безналичным. Это особенно актуально сейчас в условиях пиковой за десятилетия инфляции с предпосылками ее закрепления на повышенном уровне. К примеру, в цифровом рубле не предполагается начисление процентов на остаток по счету. Эксперименты будут ограничиваться категориями товаров/услуг, на которые могут потратить получатели CBDC. С точки зрения общества и экономики это вполне оправданно из-за снижения злоупотреблений (коррупция, ограничение девиантного поведения социально незащищенных слоев граждан). 

Ольга Ильина, руководитель экспертной команды Лаборатории блокчейн технологий “ChainLab” научного центра “Идея”, в свою очередь отметила, что существенное значение в вопросах тотального контроля имеет модель внедрения CBDC, выбранная в каждом конкретном случае: 

  • Для розничной модели CBDC (Retail) характерен акцент на финансовые взаимоотношения внутри государства для более широкого круга лиц. В данном случае речь может идти как о цифровых кошельках для граждан государства и неком аналоге наличных денег, так и о взаиморасчетах государства и бюджетных учреждений. В последнем случае речь идет о более прозрачном и понятном для всех контроле над расходованием средств, то есть, по сути, о более комплексном решении, позволяющем всем участникам найти для себя ощутимые преимущества от использования CBDC. При этом скорость внедрения такого решения во многом зависит от таких факторов, как технологическая грамотность и возможность быстрой адаптации технологии для разных слоев населения. Такого рода модель, с одной стороны может вызвать опасения у банковского сектора, так как в каком-то смысле позволяет государству и регулятору в его лице напрямую взаимодействовать с гражданами и организациями, но с другой стороны способно создать мощные стимулы для развития банковского сектора за счет создания необходимости формирования более конкурентных предложений, как с продуктовой, так и с технологической точек зрения.
  • Оптовая модель внедрения CBDC (Wholesale) сфокусирована больше на профессиональных игроках рынка и не вызывает таких серьезных опасений с точки зрения контроля над гражданами.

Олег Факеев, основатель Telegram-канала “Киты инвестиций”, сделал акцент на том, что прозрачность – это свойство присущее не только CBDC, но и множеству других криптовалют:

“Стоит понимать, что на криптовалютном рынке не все проекты анонимны. Практически у всех есть открытый блокчейн, в котором вы можете наблюдать переводы с любых кошельков. И потенциально биржи могут выстраивать целые системы: кому какие кошельки принадлежат со всего мира. Да, есть такие анонимные монеты, как, например, XMR (Monero). У него закрытый блокчейн, и в целом каждая транзакция в этом блокчейне анонимна, и никто не видит никаких транзакций.”

Дмитрий Носков, эксперт криптобиржи StormGain, согласен с тем, что в целом CBDC будут достаточно эффективным инструментом контроля за финансами и жизнью граждан той или иной страны. При этом эксперт отметил, что государства оказываются достаточно тяжеловесны при разработке таких валют – они достаточно сильно отстают по темпам внедрения от других проектов. Исходя из этого, вполне вероятно, что к моменту реального запуска они уже серьезно устареют, и люди научатся обходить этот контроль.

CBDC – это лишь виток эволюции финансовой системы

Большая часть денег сегодня уже хранится в цифровой форме, а именно в виде депозитов на счетах в частных банках или других финансовых учреждениях. Как CBDC впишется в эту картину? В случае реализации CBDC станет законным платежным средством в данной валютной зоне и будет иметь маркировку в национальной валюте. Она может быть представлена одной из двух форм: в форме цифровой монеты или токена, что сделает ее более похожей на наличные деньги; или это может быть форма цифрового счета, что сделает ее более похожей на банковские депозиты и резервы центрального банка. На практике, практически все существующие проекты CBDC “основаны на счетах”, поскольку этот вариант кажется более простым в реализации и более безопасным.

Как люди получат доступ к CBDC? Опять же, есть два возможных сценария: либо все будут иметь счета непосредственно в центральном банке, либо косвенные счета будут доступны в коммерческих банках или конкретных агентствах. Возможность первого сценария зависит от способности современных технологий значительно снизить стоимость управления миллионами учетных записей. В качестве альтернативы центральные банки могут оставить эту задачу коммерческим банкам или конкретным небанковским посредникам. Тогда деньги останутся в центральном банке и юридически будут его деньгами, но аккредитованные финансовые посредники предоставят доступ к этим счетам населению. Эти посредники будут связующим звеном между фирмами или гражданами и центральным банком, а также могут предоставлять классические банковские услуги, обозначенные в CBDC.
По сути, внедрение CBDC – это лишь шаг со стороны государств по трансформации действующей финансовой системы.

Ольга Ильина считает, что популярное у криптоэнтузиастов мнение о том, что развитие криптовалют приведет к равенству и демократии достаточно утопично. Блокировка доступа россиян к международным криптобиржам продемонстрировала, что криптовалюта – это технология, а не инструмент для спасения мира. Такой же подход целесообразно применять при анализе CBDC:

“CBDC – это, прежде всего, технология для совершенствования платежной системы страны, исследованием которой занимаются центральные банки по всему миру. При этом важно понимать, что внедрение CBDC не предполагает отказа от наличных и безналичных денег. Цифровые деньги рассматриваются как третья форма национальной валюты, которая будет действовать наравне с традиционными форматами.

В большинстве исследований СВDC отмечается, что в контексте государства платежная система должна опираться на центральный орган для сохранения целостности этой системы. Централизованная платежная система под контролем ЦБ сможет гарантировать общую устойчивость и безопасность финансовой системы. В свою очередь децентрализованная модель в этом контексте не жизнеспособна, в том числе из-за высоких рисков для экономики.”

Ярослав Ярутин, защитник прав крипто-энтузиастов, сделал акцент на том, внедрение CBDC – процесс неизбежный и во многом логичный. Желание государства создать цифровую валюту обусловлено исключительно требованиями рынка: монетарные власти опасаются за то, что в цифровой финансовой системе будущего для государства места не будет. Вопрос контроля операций лежит вне данной плоскости – в том смысле, что уже сегодня государство обладает международно-правовыми обязательствами по контролю над практически всеми финансовыми операциями (как в фиате, так и в крипте).

Андрей Крупник, директор консалтинговой компании SPS Legal, в свою очередь напомнил, что, согласно Глобальному индексу CBDC PwC, более 60 центральных банков находятся на разных этапах исследований и разработок CBDC. Некоторые страны, такие как США и Великобритания, проводят исследования, но не объявили о намерении начать разработку CBDC, в то время как другие, включая Китай и Швецию, запустили пилотные программы в реальном времени.

Эксперт добавил:

“Мотивы, на которые ссылаются центральные банки для проведения CBDC, включают в себя сохранение контроля над денежно-кредитной политикой, финансовую доступность, прослеживаемость транзакций для борьбы с отмыванием денег (AML) и налоговых целей, а также улучшение трансграничных платежей. Критики отметили, что CBDC могут создавать проблемы безопасности данных и конфиденциальности, а также сокращать депозиты в банках, что может снизить ликвидность в финансовой системе. Так зло или добро несут CBDC?

Не стоит демонизировать CBDC и уж тем более называть его инструментом тоталитаризма. CBDC – лишь дополнительный инструмент, который ЦБ разных стран будут использовать в дополнение к фиатным деньгам.  Мы думаем, что в течение 10 следующих лет они плотно войдут в жизнь.”

Контроль – это не всегда плохо

Несмотря на разговоры о чрезмерном контроле, сторонники CBDC утверждают, что у цифровых валют центральных банков есть сохраняет как минимум два важных потенциальных преимущества. Во-первых, это вид активов предоставит центральным банкам дополнительный вариант денежно-кредитной политики, который можно использовать в условиях экономического спада, а именно, кредитовать счета граждан напрямую. Во-вторых, CBDC поможет укрепить финансовую стабильность, поскольку она обеспечит “убежище” за пределами частного финансового сектора. 

Также цифровые валюты центральных банков можно использовать для борьбы с коррупцией, отмыванием денег и мошенничеством. 

Петр Брехов, СЕО SeedLauch, поделился своими размышлениями на этот счет:

“Цифровые валюты центральных банков потому и называются CBDC, а значит, за их выпуском стоят государственные органы, которые действительно могут контролировать их оборот: от эмиссии до использования. Прозрачность блокчейн позволит отслеживать любые транзакции цифровых валют, будь-то между обычными пользователями, компаниями или государственными органами. С одной стороны, CBDC действительно будут полностью подконтрольны правительству, как и фиатные деньги, но с другой стороны – использование CBDC может стать реальным инструментом для борьбы с коррупцией внутри конкретно взятой страны. Не для кого не секрет, что большинство случаев отмывания денег происходит как раз через централизованные банки с помощью валютных счетов. Блокчейн, на котором будут созданы CBDC, будет записывать абсолютно все транзакции, а значит определить коррупционеров станет гораздо проще.”

Эксперт также добавил, что любая транзакция, совершаемая в блокчейне, может быть отслежена и заблокирована до выяснения обстоятельств, поэтому вывести “черные” деньги на другой счет или вообще из страны будет крайне проблематично. Недаром еще несколько лет назад правительство Казахстана рассматривало возможность создания CBDC для борьбы с коррупцией, но цифровая валюта так и не была запущена. Зато Китай активно внедряет цифровой юань, который полностью контролируется правительством страны.

Внедряя CBDC, государства преследует свои интересы

Центральные банки традиционно преследуют две основные цели – ценовую и финансовую стабильность. Теоретически, они имеют хорошие возможности для достижения этих целей благодаря монополии на выпуск законных платежных средств, то есть валют центральных банков, которые находятся на самом верху финансовой системы. Однако решение этих задач является далеко не простым процессом: центральные банки должны обеспечить высокую степень доверия к своим действиям как со стороны граждан, так и со стороны финансового сектора. Эта система доверия, в свою очередь, опирается на “хрупкие компромиссы”, которые часто ставятся под сомнение из-за неравноправных и в основном политических отношений между экономическими агентами и органами государственной власти. Эта напряженность особо заметна во время финансового кризиса, когда вмешательство органов государственной власти имеет как прямые, так и косвенные последствия.

Если бы государство не видело плюсов в CBDC, то не велись бы такие масштабные разработки подобных проектов. Исходя из этого логично предполагать, что с помощью цифровых валют центральных банков регулятор планирует решать не только экономические проблемы внутри страны, но и политические.

Вячеслав Коноваленко, основатель и CEO Syndicate Of Trader, имеет свою позицию на этот счет:

“Однозначно внедрение CBDC связано в первую очередь именно с прозрачностью и контролем над финансовыми потоками со стороны государства. И вроде бы получается, что страна как бы и развивается в сфере блокчейн, предлагая "законную" крипту, обеспеченную государством. С другой стороны, особой разницы между крипторублем на криптокошельке и рублем в банке не заметно. Конечно, делается это для того, чтобы не упускать налогооблагаемую базу в первую очередь, ну и иметь рычаги влияния на какие то компании или физических лиц, которым пользование крипторублем могут, так сказать, добровольно-принудительно "внедрить".”

Ивона Гутович, операционный директор Green Crypto Processing, в свою очередь считает, что в ближайшем будущем CBDC несомненно получат дальнейшее развитие, т.к. в первую очередь это будет связано непосредственно с Китаем, который со всей своей мощью и скоростью развивает свои пилотные проекты цифрового юаня.

Сейчас как никогда все внимание приковано к геополитике. В данном случае стоит рассмотреть противостояние Китая и США в доминировании. 

Эксперт подчеркнула, что разработка Китая, одними из первых, по внедрению цифровых валют, не является случайной. Цифровой юань – это защитная мера китайского правительства. Сама инфраструктура цифровой валюты безусловно поможет Китаю избежать зависимости от США, а тем самым, можно смело противостоять той самой демократии. Хотя уже всем ясно, что никакой демократией в Штатах и не пахнет, но мы говорим про экономическую зависимость, и это важно, т.к о. методах давления Америки на другие страны можно говорить долго.

Государство уже контролирует финансовые потоки граждан

Банки и другие частные финансовые учреждения обладают как структурной, так и инфраструктурной властью в нашей нынешней валютно-финансовой системе. Структурная власть проистекает из центральной роли, которую они играют в нашей системе платежей и кредитов. Депозиты в коммерческих банках представляют сегодня самую распространенную форму денег. Причина этого в том, что большая часть денег фактически создается в результате кредитных или ссудных операций коммерческих банков. 

Более того, роль банков в создании денег также дает им инфраструктурную власть, то есть они контролируют каналы денежно-кредитной политики центрального банка. Когда центральный банк хочет стимулировать или снизить экономическую активность, он не имеет прямого доступа к экономической деятельности или счетам граждан или фирм. Вместо этого его основным инструментом является манипулирование процентной ставкой, что затем, как он надеется, “приведет” к изменению кредитной политики со стороны коммерческих банков. То есть центральный банк может управлять экономикой только посредством тесного сотрудничества с коммерческими банками и финансовой индустрией. 

Внедрение CBDC уменьшит структурную мощь банков, поскольку экономическая система будет меньше зависеть от стабильности частного банковского обслуживания. А именно, ведение CBDC предложит альтернативную платежную систему, которая не будет управляться частным банковским сектором. 

Люди также смогут хранить свои сбережения на счете в центральном банке (или в частном агентстве, связанном с центральным банком), что по определению будет безопаснее, чем счет в коммерческом банке. Как отмечалось выше, структурная мощь банков взаимосвязана с вопросами финансовой устойчивости. Поскольку CBDC будет обходить систему частного банковского обслуживания, она может нейтрализовать проблемы финансовой нестабильности и морального риска. Также CBDC может снизить инфраструктурную мощь банков и тем самым помочь центральным банкам восстановить контроль над своей денежно-кредитной политикой. Поскольку будет существовать прямой денежный канал между центральными банками, домашними хозяйствами и фирмами, центральные банки не будут зависеть от готовности финансовых операторов передать предоставленную ликвидность, чтобы оказать влияние на экономику.

При этом суть контроля не изменится. Финансовые потоки граждан и так находятся под контролем.

Владимир Горгадзе, руководитель магистерской программы «Блокчейн» в МФТИ, сооснователь токенизационной платформы Atomyze и IT-компании Newity, поделился своим мнением с читателями нашего журнала:

“Действительно, CBDC дают властям крайне широкий спектр возможностей для контроля финансовых потоков, вплоть до блокировки. Однако, высказываемые опасения кажутся мне во многом преувеличенными. В интересах регуляторов поддерживать и развивать экономику, обеспечивая социальную стабильность, а не вводить меры и предпринимать действия, приводящие к деструктивным последствиям. Например, перед отзывом лицензии у банка сначала выполняется комплекс мер по санации с целью сохранить лицензию и обеспечить финансовую безопасность клиентов.

Регуляторам будет выгодно действовать максимально осторожно, используя все механизмы сдержек и противовесов. Здесь важно иметь необходимую и максимально сбалансированную нормативно-правовую базу, регулирующую действия властей на всех уровнях.”

Станислав Акулинкин, финансовый директор EMCD, считает, что, по сути, наличные деньги, выпускаемые сегодня центральными банками (доллары, евро, рубли), являются полным аналогом CBDC. Эмитенты контролируют не только саму валюту, а и ее обращение. Поэтому сильных принципиальных различий между наличными и CBDC нет. Национальные криптовалюты вряд ли окажут какое-либо влияние на обычных людей, поскольку государства и сейчас полностью контролируют все денежные потоки, а CBDC – это технологичный инструмент, который позволит властям снизить на это затраты.

Независимый финансовый эксперт Александр Рябинин в свою очередь отметил, что уже можно наблюдать за тем, как государства стараются мониторить все транзакции граждан и вносить разного рода ограничения или штрафы. При этом внедрение CBDC сделает всю финансовую систему прозрачной. По словам эксперта можно вполне ожидать ограничений и ревизий от налоговиков/банков. Полный контроль вполне реален. Такие данные можно автоматизировать и все, кто будут выбиваться, попадут в список для проверки.

Аналитик Азиз Кенжаев так высказался на этот счет:

“Реализация всех CBDC будет проходить через местные государственные или частные банки. Если зайдете в мобильное приложение своего банка, то увидите в финансовой отчетности разделение ваших расходов по секторам, чем это не контроль? Использование цифровой валюты уже предусматривает больший контроль, интересно ли это правительству? Безусловно. Будет ли CBDC иметь контроль над жизнью людей нет? Скорее, мы не заметим переход с текущих платежных инструментов на CBDC и сильно отличаться от текущих инструментов цифровая валюта центробанков не будет.”

Чэнь Лиминь сделал акцент на том, что благодаря смарт-контрактам национальные цифровые валюты будут программируемыми по умолчанию. Это оставляет довольно широкий простор как для внедрения различных сценариев применения, так и ограничений. Вполне закономерно могут возникать опасения, что CBDC станут инструментом злоупотреблений со стороны государства, элементом там называемого цифрового концлагеря. 

С внедрением цифровых валют центробанков сбор информации о гражданах может упроститься еще сильнее, сужая возможности для неуплаты налогов и ведения незаконной деятельности. Однако фактически соответствующий инструментарий у государства уже есть – “банковская тайна” можно писать с кавычками, повсеместный KYC/AML/CFT…, наличные – исчезающий вид. Без CBDC при желании государство может в одночасье заблокировать все активы, хоть и не моментально, но вполне оперативно, сократив возможности для контрмер, и весьма эффективно из-за самой архитектуры мировых финансов. Криптовалюты не обязательно являются панацеей из-за совершенствования аналитических инструментов и режима санкций, которые распространяются уже не только на конкретные адреса, но и на отдельные смарт-контракты (с арестами их создателей).

Предыдущая статья Понравилась статья? 0 Следующая статья
Комментарии: 0
Оставить комментарий
Сервис подписки в данный момент находится на завершающей стадии разработки. Регулярная отправка новостных материалов на Ваш email начнется в ближайшее время. Повторная подписка не потребуется.
Добавить еще