Закрыть

Отслеживание криптовалютных транзакций в РФ

В закладки
Аудио
Эксперт
Алёна Инжеева
Редактор портала Blockchain24.pro. Начинающий трейдер. Инвестирует в цифровые активы. Изучает функции криптовалют и блокчейн-технологии.
Подробнее об эксперте
Отслеживание криптовалютных транзакций в РФ
Содержание

Росфинмониторинг заказал создание модуля для мониторинга и анализа криптовалютных транзакций с использованием биткоина. Компания RCO, подконтрольная «Сберу», создаст сервис для слежки за операциям с биткоином за 14,7 млн рублей. Контроль криптовалютных транзакций, согласно закупочной документации, необходим для «повышения уровня законопослушности финансовых институтов» с учетом рисков отмывания доходов и финансирования терроризма. Росфинмониторинг планирует с помощью модуля снизить риски финансирования незаконного оборота наркотиков, а также «обеспечить сохранность и целевое использование бюджетных средств».

Финансовая разведка предложила включить в федеральный проект «Искусственный интеллект» систему «Прозрачный блокчейн» — аналитику криптовалютных транзакций с помощью искусственного интеллекта — еще в августе 2020 года. В феврале 2021 года глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин на встрече с президентом Владимиром Путиным сказал, что «Прозрачный блокчейн» позволит ведомству «увидеть все движения с криптовалютой, то есть попытки спрятаться за криптовалюту». 

За какой информациях о пользователях охотится Росфинмониторинг?

Мы спросили у экспертов, зачем властям отслеживать криптовалютные транзакции и за какой информациях о криптопользователях охотится регулятор.

Данатар Атаджанов, Brand Manager OXLY.IO, напомнил, что Росфинмониторинг и был создан в 2001 году, как организация, призванная отслеживать финансовые потоки в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма после того, как FATF включил Россию в «черный список» по надежности проведения финансовых операций. То есть изначально власти отслеживают криптовалютные транзакции с целью предотвращения противоправных действий.

Эксперт отметил, что информация, которую хочет видеть регулятор, описана в «Положении об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (утвержденным Банком России 15 октября 2015 года № 499-П). Там перечислены 15 пунктов, включая:

  1. Фамилия, имя, отчество (при наличии).
  2. Дата рождения.
  3. Гражданство.
  4. Реквизиты документа, удостоверяющего личность: серия (при наличии) и номер документа, дата выдачи документа, наименование органа, выдавшего документ, и код подразделения (при наличии).
  5. Адрес места жительства (регистрации) или места пребывания.
  6. Идентификационный номер налогоплательщика (при наличии) и т.д.

Таким образом, можно отследить цепочки перемещения цепочки финансовых активов, составить и контролировать базу данных кошельков и участников транзакций, идентифицировать и оценивать их роль в экономической деятельности, выявлять вероятность их участия в противоправной деятельности. Также власти хотят получать налоги с растущего и развивающегося сектора криптовалют и децентрализованных финансов. Инвестиции в криптовалюты растут и государство претендует на свой кусок этого пирога.

Аарон Хомский, руководитель инвестиционного департамента ICB Fund, так ответил на поставленный вопрос:

“Согласно доступной информации, модуль для мониторинга криптовалютных транзакций необходим для обнаружения активности лиц и организаций, связанных с противоправной деятельностью, в частности связанной с оборотом наркотиков и финансированием терроризма. Также отслеживание криптотранзакций позволит более успешно бороться с коррупцией и финансированием нежелательной деятельности в стране из-за рубежа. Можно также предположить, что в будущем система мониторинга позволит выявлять и нарушения налогового законодательства рядовыми инвесторами. Так в США, в этом отношении рассматривается не только введение подобного требования в отношении централизованных (и децентрализованных) биткоин-бирж и кастодианов, проведения KYC-проверки касательно внешних некастодиальных кошельков, но и вести мониторинг блокчейнов.”

Эдуард Давыдов, партнер NOA Circle, специалист в области налогообложения, а также вопросах валютного регулирования, финансовой отчётности и аудита, сделал акцент на том, что блокчейн, например, Биткоина, полностью открыт, и любой желающий может отследить всю цепь совершенных транзакций начиная с самой первой.

Основная проблема регуляторов, фискальных и правоохранительных органов кроется как раз в соотнесении конкретных адресов блокчейна (кошельков) с конкретными физическими лицами, то есть требуется установить именно личность. Цели, что называется, на бумаге, вполне справедливые – это выявление адресов, связанных с осуществлением противоправной деятельности и финансированием терроризма, а также борьба с коррупцией. Второстепенная цель, по мнению эксперта, кроется как раз в собираемости налогов. Ведь операции с криптовалютами способны приносить доход, а значит налогооблагаемы. Пока же в нашей стране платить налоги с дохода от операций в крипте, что называется, не принято.

Мария Лавник, криптоинвестор, эксперт в маркетинге, а также автор статей и редактор investonomic.ru, также поделилась своим мнение по данному поводу:

“Здесь важно понимать, что криптовалюты часто используются в противоправной деятельности: финансировании терроризма, осуществлении коррупционных схем, “отмывании” преступных доходов и т.д. Более того, использование криптовалют в этих целях зачастую более выгодно и удобно, чем использование фиатных средств. Поэтому создание системы противодействия такой деятельности вполне обоснованно. Этим, я думаю, и руководствуется Росфинмониторинг.”

Оксана Васильева, к.ю.н., доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности, считает, что нельзя дать однозначный ответ на поставленный вопрос. Прежде всего стоит разобраться с самой функцией отслеживания. Государство прилагает огромные усилия в плане финансирования инновационных систем, позволяющих отслеживать транзакции и операции участников рынка. Официальная версия в большинстве случаев состоит в обеспечении безопасности, прозрачности операций. Но важно взглянуть на эту систему под другим углом. Криптовалютные транзакции являются фактически новым и малоизученным рыночным механизмом. Несомненно то, что со стороны государства предпринимаются все возможные и доступные средства для обеспечения контроля и надзора в данной сфере экономики. 

При этом эксперт добавила:

“Посмею предположить, что в связи с рядом произошедших событий и «агрессивных» настроений на территории страны функция мониторинга используется также в качестве предотвращения использования потоков денежных средств экстремистской направленности. Безусловно, я выражаю свою солидарность в данном вопросе, так как это одна из основ поддержания прозрачности и функционирования криптовалютой системы. Однако, все не так просто. Благодаря информации, которая хранится в блокчейне, данные анализируются и вне этой системы при совершении операции с другими пользователями (организациями). Это открывает доступ к ip адресам, геолокации и иной довольно личной информации пользователя. Существует также вероятность того, что по прошествию определенного количества времени будут вводится все большие привилегии, позволяющие регулятору собирать массивы информации, фактически без ведома самого пользователя. 

Резюмируя мое мнение, хочется отметить, что собираемая регулятором информация должна способствовать определению «статуса» субъектов рынка с целью дальнейшего контроля объема и частоты транзакций, а также вопроса обладания определенными денежными суммами на конкретных кошельках.” 

Виктор Дорохов,  преподаватель-практик программы "Цифровая экономика" ИМЭБ РУДН, в свою очередь отметил, что официальные мотивы отслеживания криптовалютных транзакций властями – борьба с преступностью и спонсированием терроризма. Но по факту – задача отладить очередной поток сбора для подоходного налога.

Законность действий регулятора

Система Росфиномониторинга будет направлена на деанонимизацию пользователей, подозреваемых в противоправной деятельности, в том числе и в анонимных коммерческих блокчейнах. В свою очередь, мы спросили у экспертов, если посмотреть с этой точки зрения, то законно ли вообще мониторить криптортанзакции?

Мария Лавник так высказалась по этому поводу:

“С точки зрения законности здесь нет никаких проблем, ведь вся информация в блокчейне находится в открытом доступе ― посмотреть можно все транзакции в цепи, начиная с момента создания самого первого кошелька. Но для того, чтобы провести полную деанонимизацию пользователя (идентифицировать его ФИО), необходимо получить информацию от компании, предоставляющей услуги таких кошельков. Поэтому без взаимодействия с этими компаниями, деанонимизация пользователей невозможна.”

Эдуард Давыдов напомнил, что с 1 января 2021 года в России вступил в силу Федеральный закон "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее – Закон о ЦФА). Таким образом, криптовалюты вводятся в правовое поле. Однако, нужно признать, что принятие Закона о ЦФА пока не привело к созданию полноценной системы правового регулирования обращения цифровых валют, его положения носят фрагментарный и подчас спорный характер. Цифровые валюты признаны наборами «электронных данных», статус сделок с которыми до конца не определен, за исключением полного запрета использования в качестве возмездного платежного средства за товары/работы/услуги.

Эксперт отметил, что сами транзакции государству не интересны, интерес представляет именно конкретное лицо, которое осуществляет противоправную деятельность. С этой точки зрения в РФ установлены и действуют законы, согласно которым такая деятельность пресекается. Обеспечение правопорядка, установление правовых норм, регулирующих общественные отношения и поведение граждан, охрана прав и свобод человека и гражданина – одна из функций государства.

Оксана Васильева также поделилась своим мнением с читателями нашего журнала:

“Когда речь заходит о противодействии противоправной деятельности с целью пресечения правонарушения, чаще всего государство дает карт-бланш для обеспечения безопасности. Важнее другое: как будет определяться степень противоправной деятельности и не подпадут ли простые граждане и организации под ряд санкций в этом случае? Идеальной ситуацией было бы обеспечение прозрачности и деанонимизация пользователей в случаях, когда действиями злоумышленников причинен реальный ущерб. 

По моему субъективному мнению, ситуация может развиваться совсем в противоположном секторе. Под предлогом пресечения противоправных действий большинство пользователей электронных кошельков, а также тысячи транзакций подвергнутся детальной проверке. Это повлечет за собой полное нарушение законных прав и свобод лиц, участвующих в данной экономической деятельности.”

Данатар Атаджанов сделал акцент на том, что в публичных блокчейнах информация о транзакциях является открытой. В закрытых блокчейнах все несколько иначе, но, скорее всего, регулятор сможет иметь доступ и туда. Конечно, здесь интересы сторонников анонимности криптовалют и государства расходятся. Власть хочет контролировать финансовые потоки. И законы государства позволяют это делать на основании Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Личные данные пользователей теперь под угрозой?

При рассмотрении систем, отслеживающих перемещения криптовалюты, важно понимать, что существует информация, которая хранится в блокчейне и то, что хранится вне блокчейна. Проблема в том, что имея соответствующие доступы и ресурсы можно отследить транзакции и идентифицировать их участников можно даже в анонимных блокчейнах. Чтобы разобраться в вопросе, мы спросили у экспертов, что регулятор сможет узнавать при мониторинге криптовалютных операций и означает ли это, что личные данные пользователей находятся под угрозой.

Аарон Хомский, руководитель инвестиционного департамента ICB Fund, дал подобный ответ на данный вопрос:

“Блокчейн по своей природе предполагает прозрачность всех транзакций. Другими словами, их мониторинг доступен для всех желающих через блокчейн-обозреватели. Вопрос в том, как обойти анонимизацию пользователей – связать их с теми или иными IP-адресами, банковскими реквизитами и другими идентификационными данными. Это уже прерогатива кластеризации блокчейн-аналитиками адресов, принадлежащих тому или иному владельцу через различные эвристики – инструментарий предоставит разрабатываемый для властей модуль. Вопрос о законности может вестись в отношении доступа к закрытым (приватным) блокчейнам и системам централизованных бирж – в случае отдельных запросов при наличии подозрения наличия противоправной деятельности вопросы, скорее всего, не возникнут. Иначе ситуация может выглядеть, если государство потребует предоставить подобный доступ в отношении всего потока транзакций «по умолчанию».”

Мария Лавник, криптоинвестор, эксперт в маркетинге, а также автор статей и редактор investonomic.ru, отметила, что при мониторинге криптовалютных операций можно увидеть лишь номера транзакций и кошельков. Но для получения более полной информации необходимо сотрудничество криптовалютных компаний. В целях получения таких данных регулятор будет давить на эти компании так же, как он давит на банковский сектор. По словам эксперта, это может повлиять на то, что популярность станут приобретать криптокошельки, не требующие проверки KYC AML и позволяющие пользователям оставаться полностью анонимными.

Оксана Васильева, к.ю.н., доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности, так высказалась по этому поводу:

“Система мониторинга нацелена на анализирование движения цифровых средств и пресечение противоправных действий, направленных на получение прибыли. Как я отмечала ранее, регулятор сможет получать огромные массивы информации в зависимости от конкретной цели по каждому субъекту (начиная от простого запроса транзакции и заканчивая пресечением экстремистской деятельности путем деанонизации пользователей). Означают ли данные действия прямую угрозу данных для пользователей? Если совершаемые операции имеют под собой законно полученные денежные средства и проведены в соответствии с законодательством РФ – пользователь системы может не беспокоится о своей конфиденциальности.”

Эдуард Давыдов, партнер NOA Circle, специалист в области налогообложения, а также вопросах валютного регулирования, финансовой отчётности и аудита, отметил, что с большой долей вероятности, для того, чтобы выйти на конкретного пользователя криптокошелька, регулятор будет выявлять как минимум IP-адрес, номер телефона, адрес электронной почты, номер банковской карты и собственно адрес в блокчейн. Это вовсе не значит, что регулятору потребуются все эти данные, напротив, достаточно одного из ключевых параметров для вычисления ФИО. Множество из этих данных и так открыты государственным органам, поскольку те, кто предоставляет соответствующие банковские и телекоммуникационные услуги, обязаны их собирать с пользователей и хранить. 

Эксперт также добавил:

“Означает ли это, что личные данные пользователей находятся под угрозой? Персональные данные - любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Их обработка охраняется Федеральным законом «О персональных данных» от 2006 г.

Однако, например, полиция при осуществлении возложенных на нее обязанностей, имеет право в связи с расследуемыми уголовными делами и находящимися в производстве делами об административных правонарушениях запрашивать и получать сведения, в том числе персональные данные граждан. Вопрос в том, как и где полученные в результате деятельности Росфинмониторинга данные будут храниться. Нередки случаи утечки данных физических лиц в том числе из государственных структур. К примеру, если вы, при подаче в ФНС заявления о регистрации себя в качестве индивидуального предпринимателя, в самом заявлении укажете личный номер телефона, то буквально на следующий день на Вас обрушится шквал телефонных звонков с предложениями услуг по бухгалтерскому обслуживанию ИП.”

Данатар Атаджанов, Brand Manager OXLY.IO, в свою очередь сделала акцент на том, что личные данные пользователей никогда не находились в полной безопасности. Конечно, если речь не идет о жизни в лесу без паспорта, телефона и интернета. Применение современных методов анализа с использованием искусственного интеллекта и нейронных сетей позволяет отслеживать транзакции и их участников даже в анонимных блокчейнах.

Виктор Дорохов,  преподаватель-практик программы "Цифровая экономика" ИМЭБ РУДН, также поделился своим мнением на этот счет:

“При мониторинге регулятор сможет узнавать ровно столько, сколько «допустит» пользователь по части цифровой гигиены. В теории возможно отследить любые параметры транзакций: куда, от кого, зачем, в каком количестве и т.д.”

Повлияет ли данная система мониторинга на крипторынок?

Сейчас финансовая безопасность пользователей у большинства организаций, связанных с криптовалютой, стоит на первом месте. Есть мнение, что система «Прозрачный блокчейн» может стать еще одним инструментом, который будет работать совместно с уже имеющимися инструментами для борьбы с незаконными операциями. Тем не менее, мы спросили у экспертов, как создание системы мониторинга повлияет на крипторынок. 

Аарон Хомский считает, что прямого влияния появления системы мониторинга криптотранзакций на криптовалютный рынок не окажет. Косвенно при ее эффективности эта инициатива будет способствовать дальнейшему сокращению доли связанных с противоправной деятельности транзакций, что в свою очередь будет легитимизировать пространство цифровых активов в глазах регуляторов, инвесторов и корпораций и способствовать дальнейшему переходу на web 3.0 и токенизации активов.

Оксана Васильева имеет свою позицию на этот счет:

“Анализируя все преимущества и недостатки способа мониторинга финансовых операций я склоняюсь к той точке зрения, что введение системы Росфинмониторинга повлечет положительный эффект. Главным принципом проведения операций будет являться прозрачность и безопасность благодаря использованию систем мониторинга. Это повлечет положительные последствия в данном экономическом секторе.” 

Мария Лавник в свою очередь уверена, что в краткосрочной перспективе это скажется негативно, т.к. транзакций станет меньше и спрос на криптовалюты уменьшится. Но в долгосрочной ― приведет к обелению рынка и его выходу в полностью правовое поле. В итоге, по мнению эксперта, это повлечет за собой рост рынка и приток большого институционального капитала.

Виктор Дорохов также поделился своим мнением на этот счет:

“Едва ли создание системы сможет повлиять на крипторынок (налоговые сборы). Другое дело, например, – обязательство для бирж предоставлять данные о пользователях”

Эдуард Давыдов считает, что, даже несмотря на то, что на текущий момент крипторвалюты в теневом сегменте занимают незначительную долю, в сравнении с тем же оборотом наличных, в целом, введение системы скажется на крипторынке положительно. «Обеление» криптовалютных операций и пресечение роста числа используемых в незаконной деятельности транзакций, повысит доверие к сегменту криптовалют.

Данатар Атаджанов высказал свою позицию по этому вопросу:

“Централизация и деанонимизация — это тренд, от которого уже не получится отмахнуться. Крипторынок вынужден выходить из тени ради собственного развития. Недавние заявления главы Binance этому подтверждение. Крипторынок постепенно будет становиться прозрачнее и безопаснее для инвестора. Если вы не затеваете темных делишек, а собрались инвестировать в криптовалюты, то не стоит этого бояться. Требования деанонимизации (AML/KYC), скорее индикатор того, что криптокомпания ответственно относится к своей работе и обеспечивает безопасное пространство для проведения взаимовыгодных операций.”

А нужны ли жесткие меры?

В криптосообществе новости об отслеживании транзакций были восприняты двояко. Часть пользователей согласна с действиями регулятора, другие обеспокоены тем, что контроля над сферой становится все больше и больше. Также остро стоит вопрос о целесообразности таких мер. Чтобы подвести итоги, мы спросили у экспертов, каково их отношение к данной новости и  действительно ли, по их мнению,  есть необходимость отслеживать криптовалютные транзакции.

Эдуард Давыдов, партнер NOA Circle, специалист в области налогообложения, а также вопросах валютного регулирования, финансовой отчётности и аудита, так ответил на поставленный вопрос:

“Как я говорил выше, доля криптовалют в незаконном обороте незначительна, но это не значит, что она не растет. На текущий момент создание системы мониторинга следует рассматривать как задел на будущее. Особенно принимая во внимание планы государства на введение третьей формы денег в РФ – цифрового рубля, с введением которой, доля оборота наличных будет снижаться, и, разумеется, высвободившийся оборот будет так или иначе смещаться в том числе в сторону децентрализованных криптовалют.”

Аарон Хомский, руководитель инвестиционного департамента ICB Fund, считает, что к подобным мерам стоит относиться по-философски как к закономерному этапу на пути эволюции пространства, без которых оно в лучшем случае оставалось бы в «сером» статусе, или хуже того – запрещено. Так, без закрытия в 2013 году крупнейшего в свое время даркнет-маркетплейса Silk Road биткоин мог бы оставаться увлечением группы гиков, анархистов и либертарианцев. Нынешнее давление на крупнейшую биткоин-биржу Binance для повышения прозрачности ее деятельности и стремление властей различных стран по усилению возможностей по мониторингу транзакций для борьбы с AML/CFT и налогового администрирования (Россия не единственная в этом числе) в итоге приведут к дальнейшему скачку пользователей криптовалют и окончательному выстраиванию криптовалют в качестве класса активов.

Оксана Васильева, к.ю.н., доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности,высказала свое мнение по данному вопросу:

“Я определенно голосую за отслеживание криптовалютных транзакций. Сама по себе функция надзора и контроля несет за собой пользу в осуществлении платежей между субъектами данного рынка. Однако, по моему мнению следует четко разграничить и прописать принципы работы данной системы. В частности, касательно случаев, отнесенных к экстремистским мотивам. Важно, чтобы личные данные и иная информация электронных кошельков обладали защитой и могли быть деаномизированы только в подтвержденных случаях противоправных действий.” 

Данатар Атаджанов, Brand Manager OXLY.IO, отметил, что для большей части цивилизованного мира, отчитываться перед государством о своих доходах, расходах и источниках происхождения средств уже давно стало нормой. Это часть социальной ответственности. 

Эксперт также добавил:

“В этом разрезе я не вижу особой разницы в фиатных или криптовалютных транзакциях с точки зрения мониторинга. И как законопослушный член общества, я готов заплатить эту цену, получив взамен безопасность и более богатый арсенал финансовых инструментов.”

Эксперт
Алёна Инжеева
Редактор портала Blockchain24.pro. Начинающий трейдер. Инвестирует в цифровые активы. Изучает функции криптовалют и блокчейн-технологии.
Предыдущая статья Понравилась статья? 0 Следующая статья
Комментарии: 0
Оставить комментарий
Сервис подписки в данный момент находится в завершающей стадии разработки. Регулярная отправка новостных материалов на Ваш email начнется в ближайшее время. Повторная подписка не потребуется.
Добавить еще